Saturday, 16 December 2017
Меню
Главная
Попечительный совет
Крізь віки та кордони
Музика в Різдво
Творческая лаборатория
Музыкальные автографы
Украинские акварели
Детский уголок
Город
Закулисье
Контакты
Партнеры

Поиск

в интернете
на сайте

 


«БАРОН КНООПФ» ПЕРЕСЕКАЕТ ГРАНИЦЫ

Ирина АРНАУТОВА

        Нелегко определить главных героев акции, которая получила девиз «Сквозь века и границы» и проходила в рамках авторского проекта скрипача Олеся Семчука и пианистки Анны Середенко «Митці за духовне відродження України». Может показаться, что в центре всего находился впервые попавший в Украину уникальный музыкальный инструмент — коллекционная скрипка работы Пьетро Гварнери Второго, носящая несколько загадочное имя «Барон Кноопф». Инструменты, изготовленные плеядой знаменитых итальянских мастеров ХVII—XVIII веков из семейств Амати, Гварнери, Страдивари, составляют основу государственных и частных коллекций и ценятся столь же высоко, как и шедевры изобразительного искусства гениев всех времен и народов. Но в отличие от картин и скульптур, живая душа музыкального инструмента, в которую некогда вдохнул душу его создатель, не обретет голоса, пока к нему не прикоснется Музыкант, тот, кому выпадет на долю совершить это великое таинство. На этот раз таким музыкантом стал наш бывший соотечественник, а ныне гражданин Италии, профессор Павел Верников. Потребовался долгий опыт ученика Давида Ойстраха, артиста, колесящего по миру, педагога, имеющего международный авторитет, чтобы его встреча с инструментом столь высокого аристократического происхождения наконец состоялась. А благодаря ему и наша встреча с легендарным «бароном» доставила радость услышать ослепительно яркое, праздничное звучание скрипки, которую больше двух с половиной столетий назад изготовил в своей мастерской внук основателя знаменитой династии и старший брат самого известного из Гварнери Джузеппе дель Джезу, Пьетро, прозванный Вторым, чтобы отличать его от отца, манеру и стиль работы которого он наследовал.

        Династические связи в искусстве играют не меньшую роль, чем в истории аристократии, хотя не обязательно ограничиваются кровным родством. Наследниками знатных имен и фамилий часто становятся ученики и последователи прославившихся создателей художественных мастерских, творческих лабораторий, исполнительских школ. Заветы воспитавших их мастеров лучшие из них впоследствии развивают и трансформируют в соответствии с собственной неповторимой индивидуальностью. Так на генеалогическом древе появляются новые ветви и ответвления, так произрастают великие традиции, преодолевая границы пространства и времени.

        Выпускник Национальной музыкальной академии Украины им.

        П.И.Чайковского по классу Богодара Которовича Олесь Семчук продолжил свое обучение во Франции в школе Павла Верникова, а впоследствии, не желая расставаться с полюбившимся наставником, отыскал его в Италии, где общение продолжилось на новом уровне. Дуэт скрипача Олеся Семчука и пианистки Анны Середенко совсем недавно неплохо себя зарекомендовал на родине великих скрипичных мастеров и в колыбели всего европейского искусства. Понятным было желание молодых украинских музыкантов пригласить в Украину своего любимого профессора, для которого этот приезд стал волнующим возвращением в детство и юность, на родину, которую он покинул больше двадцати лет назад.

        Родился и вырос в Украине еще один герой упомянутой акции — виолончелист Борис Бараз, который закончил Львовскую специальную музыкальную школу, затем Московскую консерваторию им. П.И.Чайковского, играл в оркестре, созданном Юрием Башметом, а теперь живет в Париже и работает в разных странах в качестве педагога, участника квартета, активно концертирующего солиста. С Павлом Верниковым его связывают многие годы дружбы и творческого сотрудничества. Чтобы в одной программе объединить усилия международной команды, в которую вошел и известный украинский дирижер, руководитель лучшего в Украине Национального симфонического оркестра Владимир Сиренко, понадобилось нарушить незыблемые традиции и построить концерт из двух разных частей — симфонической и камерной. В первом отделении главный акцент пал на Павла Верникова, который отдал дань нынешней своей родине Италии, сыграв в сопровождении ансамбля солистов Национального симфонического оркестра два произведения Антонио Вивальди. В первом из них — Concerto grosso для двух скрипок и струнных ре минор — его партнером был Олесь Семчук, который испытывал некоторую робость перед авторитетом учителя — и это сказалось на его игре. Сам же Верников сразу взял инициативу в свои руки и даже пытался конкурировать с дирижером, демонстрируя артистическую свободу и раскованность, а также блистательные звуковые качества привезенной им скрипки. Публика сразу же оценила несомненное мастерство музыканта и его зажигательный темперамент, хотя и была несколько шокирована не вполне академической манерой поведения, контрастирующей со сдержанностью и тактом ученика, строго выдерживающего роль второстепенного партнера Мастера. Кульминацией первого отделения стал двойной концерт И.С.Баха, в котором скрипичный дуэт действительно состоялся, было увлекательно наблюдать диалог двух музыкантов разных поколений и безусловно различных индивидуальностей, их взаимодействие с оркестром под управлением В.Сиренко. Это было живое музицирование равноправных участников и сотворцов, в исполнении которых искусство великого Баха предстало строгим и величавым и одновременно эмоционально ярким, пронизанным неостывающим ритмическим импульсом.

        Во втором отделении Павел Верников, Борис Бараз и Анна Середенко сыграли два русских трио — Элегическое трио соль минор Сергея Рахманинова и Трио ми минор Дмитрия Шостаковича, посвященное памяти Ивана Соллертинского. В русской музыке сложилась традиция трактовки жанра фортепианного трио как произведения мемориального характера с превалированием скорбных, траурно-элегических образов, раскрывающих тему смерти в обобщенно-философском аспекте. Это требует от музыкантов особой сосредоточенности и душевного напряжения, драматизма не столько внешнего, сколько скрытого, проявляющегося в характере произнесения каждого звука. Скорбь, пронизанная глубоким личным чувством, предполагает целомудрие и строгость. Именно этих качеств явно недоставало в интерпретации произведения Рахманинова, где импровизация и «сырая» эмоциональность привели к расплывчатости и разорванности формы. Прекрасно удалось уникальное Трио Дмитрия Шостаковича, которое прозвучало масштабно, с мощным драматическим накалом. Фортепиано Анны Середенко как бы выполняло функцию структурного каркаса и сдерживающего начала, столь необходимого, коль речь идет о траурном ритуале. Ее партнеры, взаимодействуя в непрерывном диалоге, подчеркивали размах и масштаб охвата контрастных состояний, накал эмоций, переходы от открытой эмоциональности к пугающим потусторонним звучаниям, к острому трагическому гротеску финала. Именно в финальной пляске смерти Шостакович раскрывает тему военной катастрофы как вселенскую трагедию ХХ века, олицетворенную не только в многочисленных жертвах и личных потерях (умерший в разгар войны в эвакуации талантливый музыковед Соллертинский был близким другом композитора), но остро проявившуюся в трагической судьбе еврейского народа.

        Особый образный строй двух трио, сыгранных во втором отделении, обязывал закончить концерт на столь же высокой ноте. Этого, к сожалению, не произошло. Произведения, сыгранные на бис, как будто попали в этот концерт совсем из другой программы. Их стилистика скорее предполагала атмосферу одесской юморины, старых «Голубых огоньков», некоего облегченного эстрадного стиля, уместного в концертах чисто виртуозного плана и развлекательной направленности. Такой явно фамильярный финал снизил впечатление от встречи с музыкантами столь высокого класса, которым подобные перепады вкуса явно не к лицу. В последнее время приходится наблюдать, как массовая культура и шоу-бизнес по-своему воздействуют на академическое искусство, которое теряет при этом свои позиции и роль духовного оазиса в море нехитрых суррогатов художественной псевдопродукции. Печальные симптомы подобного рода были, увы, слишком очевидны и во время последних киевских гастролей Юрия Башмета, не слишком удачно попытавшегося соединить в одной программе классику и джаз.

        Акция «Через века и границы» завершилась еще одним концертом в Колонном зале им. М.Лысенко Национальной филармонии Украины. Олесь Семчук сыграл с Национальным симфоническим оркестром Украины под управлением Владимира Сиренко масштабный Скрипичный концерт Бетховена, пробный камень на высшее мастерство в репертуаре каждого скрипача-солиста. Во втором отделении очень ярко прозвучала Четвертая симфония Брамса, в интерпретации которой дирижер подчеркнул синтез бетховенской энергии, мощного драматического пафоса с романтической страстной эмоциональностью и со строгой собранностью, идущей от духовных жанров и органного искусства эпохи барокко. Вся акция проходила под патронатом Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Украине Виктора Черномырдина, при поддержке серьезных спонсоров. Проект Олеся Семчука и Анны Середенко «Митці за духовне відродження України» выходит на новые орбиты, обогащая нашу культурную жизнь интересными художественными событиями и встречами.

Top! Top!